9,81
Дуэт
Сайт Виктора Шнейдера
go to homepageвернуться на страницу прозы

— …Задумчиво скомкал четвертую редакцию и отправил ее в мусорное ведро, вслед трем предыдущим. Взял другой лист, несколько минут сидел, неподвижно в него уставясь, наконец надумал…
— Но, прежде чем начать писать, смял и выбросил зачем-то и этот лист, абсолютно пустой, а на следующем (как будто он чем-то отличался) стал выводить каллиграфическим почерком: «В моей смерти прошу…» Пожевал губами, оценивая всю пошлость начатой фразы, и неожиданно завершил ее, вместо традиционного «никого», словами «…винить Клаву К.».
— Естественно, ни одной знакомой Клавы отродясь не водилось. Название фильма вместо прощальной записки, цитата, подменяющая вдруг исповедь…
— …да еще с этим дурацким именем Клава, именно что не Клавдия, а Клава, в конце (гениальная находка, одна жалость, что не своя, а неизвестного сценариста) — вообще это было неплохо.
— Но в данном случае подобный юмор был несколько неуместен.
— Все равно никто не оценит.
— Скомкал. Выбросил…
— …на этот раз, не поленясь подойти к ведру, сам. Заодно, покопавшись, извлек из него вторую редакцию, самую, так сказать, деловую. Развернул, дописал: «Коллекцию марок отдать Раскину» — и вернул записку на место, в смысле — в мусор: все равно не было никаких сомнений, что все черновики будут извлечены и прочитаны…
— И уже к письменному столу больше не возвращался. Стал снимать с подоконника многочисленные цветочные горшки…
— …и переносить их в глубину комнаты, чтобы не померзли: окно останется открытым надолго.
— Покончив с этим, плюхнулся в кресло и, прикрыв глаза рукой, представил картинно, как все произойдет: пятый этаж, окно следующего промелькнет еще отчетливо, а остальные три сольются, верно, в один: скорость набирается слишком быстро. Прямо под окном скамейка…
— Дядя Коля с первого этажа смастерил. Лет восемь назад. Еще до инфаркта… При чем тут это?
— Дальше газон, детская площадка… Действительно, ни при чем. Прыжком поднялся с кресла, подошел к окну, с силой рванул на себя.
— Но оно не поддалось, уже запечатанное на зиму, и пришлось еще минут десять искать плоский нож и отковыривать им замазку.
— Наконец рама открылась. Подставив стул, взошел на подоконник, вдохнул поглубже, перешагнул на железный карниз и легко оттолкнулся от него одним носком.
— В окне шестого этажа явственно мелькнуло удивленное и перепуганное лицо соседки, остальные три слились в один, и плоская крыша родной девятиэтажки, газон под ней и детская площадка стали уноситься вниз все быстрей, пока совсем не скрылись из виду.


14 ноября 1994