Судьба Адди
Былина
Сайт Виктора Шнейдера
go to homepageвернуться на страницу прозы

Но примешь ты смерть от коня своего.
А. Пушкин

Сбылось веленье тайных слов…
Ф. Сологуб

Цыганка сыпала готовыми фразами: казенный дом, дальняя дорога, перемены большие, потом почему-то опять казенный дом… Вдруг лукаво прищурилась и погрозила Адди пальцем: «А женщин-то ты мно-о-го погубишь». Пристально глянула в его молодое тогда еще, красивое лицо и изменившимся тоном, точно не шарлатанила уже, вымогая деньги, а и впрямь прорицала, повторила: «Многих женщин погубишь. Но и твоего конца здесь же причина: и тебя женщина погубит».
Романтично, черт побери…
Ничего, однако, не сбылось. Ни дальней дороги, ни, тем паче, сонма загубленных им красавиц. Было другое: преданная, заботливая жена и работа, несколько, может, скучная, но головокружительная по своему размаху и государственной важности. Работа, которая уже ни сил, ни времени не оставляла для роковых страстей.
Постоянная нехватка вагонов, низкая пропускная способность морально устаревших ка-цетов *, постоянные одергивания и метания вправо-влево идеологического руководства — все это не только мешало, но и нервировало ревностно относящегося к службе Адольфа, лишало сна. И он звонил в Министерство железных дорог, сверял и уточнял графики, лично ездил по лагерям. В одном из них ему довелось увидеть, как хиляк из зондеркоманды вывозил из газовой камеры тачку с трупами нескольких женщин. Верхняя из них — старуха-цыганка — напомнила вдруг Айхману совсем было забытую гадалку, и он улыбнулся мимолетному воспоминанию юности. К цыганам он не испытывал неприязни. Когда ему сверх евреев навесили еще и заботу об их уничтожении, Айхман был несколько раздосадован, тем более что никакого повышения эти новые хлопоты не принесли… Однако на темпах и качестве проводимых мероприятий это личное недовольство никак не отразилось.
Но, увы, не все исполняли свой долг так же добросовестно, как Адольф. Поэтому война была проиграна, а вместе с ней и Германия.
Необходимо было скрыться, но, хотя в одиночку это было бы куда проще, Айхману и на мгновенье не пришло в голову бросить жену на волю судьбы и большевистских варваров. Вместе пережили они это нелегкое испытание, вместе перебрались с новыми документами в Италию, а оттуда за океан.
…Агенты израильской разведки Моссад отыскали Айхмана в Аргентине, но «брать» пока не решались: окончательной уверенности, что это действительно он, не было. Круглосуточная слежка из дома напротив приносила немного: утром старик в одну и ту же минуту выходил из дому, отправляясь на службу, вечером возвращался с нее одним и тем же автобусом и в хорошую погоду выходил затем — ровно на час — под руку с женой на прогулку. Он был мало похож на известные агентам фотографии Адольфа Айхмана — людоеда, который лично отвечал за истребление евреев перед Гитлером, а значит, так же лично должен был ответить за это и перед судом. Он был мало похож, но, даже если не думать о возможности пластической операции, семнадцать лет минуло после войны — люди меняются… Однажды старик вернулся на четверть часа позже обыкновенного. В руке у него был роскошный букет цветов. Агенты многозначительно переглянулись: они знали назубок все сведения о почтенном семействе из дома напротив. Сегодня не было повода для семейных торжеств у пожилых сеньоров, но — сегодня был день рождения фрау Айхман.
Адольф уже протянул руку к входной двери, когда на него навалились два молодца. Третий, уперев ему в лоб пистолет, не то спросил, не то выкрикнул:
— Ваше имя?!
— Меня зовут Адольф Айхман, — с полным самообладанием ответил старик, — и я догадываюсь, кто вы.
Протягивая руки для наручников, он отбросил в сторону букет и вздохнул: хотел поздравить жену с юбилеем… В ушах прозвучал голос цыганки: «Женщина тебя погубит»… До чего же мы, немцы, сентиментальны!


24 мая 1996