Школяр и школярка
Лубок
Сайт Виктора Шнейдера
go to homepageвернуться на страницу прозы

Поздним вечером вдвоем возвращались они с подготовительных курсов и обсуждали, как обычно, свои школьные дела.
— А кстати, ты знаешь, что Петрова от экзаменов вообще освободили?
— Он говорил. А кстати, ты знаешь, что химоза уходит с этого года на пенсию?
— Ничего, она как раз успеет испортить мне аттестат. А кстати, ты знаешь, что… что я тебя люблю? — Месяца два он собирался с духом, чтобы сказать эту фразу непринужденно, и все-таки не сумел, запнулся.
— Знаю.
Как просто! И как, в сущности, неблагородно: ни малейшей подмоги для продолжения разговора. Он постарался еще раз взять с разбегу легкий, веселый тон:
— А откуда ты это знаешь? Я же не говорил.
— Так что же ты не говорил, если любишь? — искренне засмеялась она, и он засмеялся в ответ.
— Не знаю. Стеснялся. Боялся.
Теперь была ее очередь говорить, а она молчала. Ну, хоть спросила бы: «Чего?», сказала бы: «Зря» или «Ну, и правильно делал», в крайнем случае. А так — просто нечестно. Отпустившее его было на миг напряжение навалилось опять. Молча прошел он рядом с нею несколько шагов, мучительно соображая, что нужно делать дальше. Поднял руку, хотел положить ей на плечо, но не решился и, чтобы оправдать как-то неловкий свой жест, ткнул пальцем в небо:
— А вон — созвездие Лебедя.
Она коротко глянула на звезды:
— Врешь ты все, наверное. И про лебедя тоже.
— Не все. Что люблю, не вру.
По второму разу сказалось легче. Надо было как-то развить эту тему, но он не знал как, чем и замолчал бы, видимо, опять надолго, но, по счастью, они дошли уже до ее подъезда. Он остановился и все так же молча, со скрипом растирая друг о друга потные пальцы левой руки, растерянно и почти виновато смотрел в ее смеющиеся глаза.
— Ну, влюбленный, может, рискнешь меня обнять и поцеловать? Вдруг я не стану вырываться и давать тебе пощечин?
— Боже, какой я осел! — счастливо воскликнул он, довольно неловко водрузил ей руки на плечи и попытался притянуть к себе.
Но она вырвалась, отвесила ему весьма крепкую оплеуху и бегом скрылась за дверью. Стерва.


23 июня 1997